Ноябрьский болотинг по Ельне

Прохладным сентябрьским днем я от скуки листала фейсбучную ленту. На глаза попалась статья про то, как журналистов сводили в поход по болоту Ельня. Про Ельню я знаю давно и не понаслышке, по болотам хаживала, но стало интересно. Оказалось, по инициативе двух ребят запущен проект YelnyaTrip – выходцы из этой местности Денис и Дима вот уже несколько лет водят группы по болоту, попутно продвигая экотуризм и делая просто фантастические снимки болота с квадрокоптера. Виды озер, лесов и мхов настолько заворожили, что где-то внутри защемило. Поделилась публикацией у себя на страничке и неожиданно получила много восторженных откликов и желающих разделить болотную участь. Решили в тот же день – в ноябре идем в поход.

С гидом Денисом Саша списался вскоре после организации болотного онлайн-кворума. Сам Денис потом признался, что дюже удивился, когда группа безумцев пожелала отправиться в поход по Ельне в ноябре – в столь прохладное время года группы ему водить еще не приходилось. Он даже пытался вяло переубедить: «Ну вы же понимаете, что там холодно?» В своих попытках он не преуспел. «Сапоги до бедра! И дождевик обязательно!» - только и смог скомандовать Денис напоследок. 

Группа озаботилась покупкой рыбацких сапог до бедра. Для меня дело осквернялось тем, что девушек-рыбачек в Беларуси, видать, не много, а девушек, которым нужны болотоходы, и вовсе единицы. Размерный ряд этого резинового изделия начинался с 41. С моим 39-м это было не то чтобы очень критично, но немного смущало. Но делать нечего, авось на толстый носок будет приемлемо.

Изначально группа состояла из 7 человек. Незадолго до выезда от поездки по личным причинам отказалась девушка, и нас осталось шестеро. В день выезда, когда микроавтобус уже активно собирал участников по городу, в общую группу написал Женя: «Ребята, я лох? Выезд что, сегодня???» И так нас осталось пятеро, что стало немного настораживать: а вернёмся ли назад в том же составе? Непривычным было то, что выезд был назначен на четверг, а не на пятницу. 

- Эх, а Женя должен был взять гитару… 

Я ожидала наш транспорт на выезде из города у «Гиппо». В руках у меня был внушительный пакет с едой и напитками. Ребята тут же подняли на смех: «Белка, зачем ты столько еды набрала? Саша же все купил!». Но уже спустя 40 минут все с удовольствием жевали мои бутерброды, запивая чаем из термоса. Однако шуточки про взятое с собой детское питание не заканчивались до конца похода.

Ехали весело. За рулем сидел Андрей, вглядываясь в густой туман. Смотрели в навигатор. Выходило, что едем мы через какие-то Зады в какие-то Попки - в общем, как всегда, нас тянуло в какую-то *опу. Наконец въехали в деревню Буды и, немного поплутав, нашли беседки у озера, где нам надлежало встать на ночлег. У озера было сыро и довольно промозгло, под ногами лежала прелая листва. Быстро развели костер, поставили вариться рис с тушенкой. Пили джин на троих, Паша и Дима грелись чаем. Курили и здоровенный, больше метра высотой, кальян. Несмотря на сильную усталость, спать разошлись часам к трем ночи: начало похода – оно всегда воодушевляет и бодрит.

Фото 1 Наша первая стоянка у озера

Пятница, 9 ноября

Утром сквозь палатку я услышала, что наши гиды – Денис и Дима – уже прибыли на место.

- Сейчас 10.14. Через час, т.е. в 11.14, выходим на маршрут, - Денис был математически точен.

Это означало, что на то, чтобы собрать палатки, вещи, приготовить завтрак и поесть, у нас есть всего час. Я, конечно, привыкла к более расслабленному темпу в походах. Традиционно утренние сборы, особенно в большой компании, длятся не менее трех часов, но и в лагерь, как правило, мы приходим в темноте. 

На костре уже грелся котелок. Спешно позавтракали и нарядились в болотные сапоги. Свой мешок провизии я тщетно пыталась распихать по рюкзаку уже в машине, по дороге к стапелю. Как ни крути, а баночка сардин, палка колбасы, сыр и детское питание не влазили никак - пришлось оставить до возвращения.

Вышли на маршрут. На всех были одинаковые сапоги до бедра с подвижной и более тонкой верхней частью – нога могла сгибаться. И только Паша щеголял в цельнолитых, оттого походка его приближалась к строевому шагу. Шли бодро по лесу, вышли к началу экотропы и деревянной двухэтажной смотровой площадке. Отсюда была видна панорама болота – необъятное коричневое пространство с мелкорослыми сосенками (а отнюдь не елками, вопреки названию болота).

Экотропа – деревянный настил – быстро закончилась тупиком, и мы погрузились в мягкий мох. 

Послушно чавкая за Денисом, мы теперь полноценно наслаждались болотингом. Денис начал свой экскурс в болотный мир:

- Ельня – верховое болото с толстым торфяным слоем, одно из крупнейших в Европе. Воду из него можно пить в сыром виде – главное, сходите с тропы. А вот этот мох называется сфагнум, - Денис держал в руках пушистое растение ядовито-зеленого цвета.

Денис вещает про болотный мир.

- А комары тут летом есть?

- Нет, комаров здесь не бывает никогда, на торфяных болотах они не водятся.

- А затянуть оно может? – задавала я обывательские вопросы. Денис к таким вопросам давно привык.

- На болоте осталось всего три области, где действительно может затянуть. Но мы туда не пойдем, - опередил меня с ответом на мой очередной типичный вопрос гид.

Звучит нелепо, но, когда летом в Беларуси в любом лесу начинает донимать эта гнусь, следует отправиться в самое неожиданное место – болото – и совершенно безболезненно оголить руки: ни одна кровососущая тварь не пристанет. 

Темп был весьма приличным. Казалось, мы идем не по глубокому мху, под которым хлюпает вода, а бежим полумарафон. Как всегда бывает в первый день похода, рюкзак ощутимо давил на плечи. Но отставать было нельзя. Потеряться на открытом пространстве, конечно, не получится, но на привал опоздаешь – а там каждая минута дорога. 

Так дошли до озера Тоболки. Теперь наконец можно было поднять глаза и осмотреться вокруг. Над болотом и озером стелился плотный туман. Поздняя осень обыкновенно мрачновата, особенно в городе. А тут как раз ничего – поролон мха, покрытый ржавой травой, вечно молодые сосны – трудно им расти на болоте, а света много – не в лесу расти, оттого имеют они салатовый цвет и невысокий росточек.

И все это сдобрено молочной дымкой, вроде как шелковые трусики невесты скрывают потаенные прелести. На озере проступали сквозь туман островки. 

Денис сказал, что это одно из самых красивых мест на Ельне, и стал доставить восьмого участника похода из рюкзака. 

Он долго не хотел взлетать, неловко подогнул лапки и выглядел поникшим. Денису посоветовали отойти на пару метров в сторону. 

Чудесный Maverick не хочет взлетать

И вот – вжжжик – и Maverick ожил и довольно завращал винтами. Дрон взмыл вверх и полетел над озером. 

Точно джин, которого выпустили из бутылки после тысячелетнего забвения, он выглядел теперь лоснящимся и свободным, промчался высоко над нами, семеня пропеллерами, а потом дружелюбно подмигнул нам красным огоньком на расстоянии вытянутой руки. 

Мы смотрели с ним друг на друга, он - своим оптическим глазом, и я – во все три камеры своего смартфона. «Между нами что-то есть», - подумала я про этого парня.

В ноябрьском походе есть свои нюансы. Вроде бы еще не так и холодно, одеваешься легко, а когда идешь, так даже и жарко. Но стоит остановиться на привал, как тут же становится зябко, особенно, когда кругом вода. Глотнули “Чародейного” бальзама напоследок - хорошо согревает. Тронулись в путь. 

Перед остановкой Денис нам показал, что такое «окно» в болоте – заманчивая зеленая полянка без кочек. Наступишь в такую и рискуешь провалиться глубоко. Засосать – не засосет, но сапог можно и оставить. Перед нами было как раз такое окно, которое мы по неопытности не распознали. Кто-то прошел беспрепятственно, мы с Андреем шли последними. Я видела, как он погрузился в болотные недра, но команда «Твою мать! Обойди!» в мозг поступила слишком поздно. И вот мы с Андреем уже беспомощно бултыхаемся? ковыряемся? корячимся? в зыбком мху и безудержно ржем. Друзья на помощь не спешили. Все достали телефоны и начали снимать эти нелепые движения. Выползли на коленях, Андрей порвал стропу от сапог и в свойственной себе манере подытожил: «Ну, такое…».  

Друзья в беде не оставят...

Так дошли до озера Плоское. Говорят, стояло тут польское войско, а озеро плескалось о берег. Один поляк доложил генералу, мол, вон какое озеро плехкое. А генерал на ухо был туговат, и услышал, что озеро плоское (видать и недалек, раз не разглядел очевидного). Генералу решили не перечить, да так и оставили название. Мы, конечно, разразились оригинальными комментариями вроде: «О, да оно и впрямь намного площе остальных!» «А в этом месте ну совсем плоское!» 

Озеро Плоское

Шли вдоль озера весело, попутно слушая рассказы Дениса о болоте и бескультурных рыбаках, что постоянно оставляют мусор, да бобровых ямах, в которых можно сломать ноги. 

Внимательные эскурсанты

Ребята вспоминали нарочанский зимний треш-поход в полном тумане – здешние декорации немного навевали воспоминания. 

На этом озере устроили очередной привал на оставленной на берегу лодке. 

В ход пошли припасенные мной бутылочки с ликером. Взяла их с собой пилотно, протестировать. Зашли хорошо – в них и глюкозка, и согревающее. Даже непьющие Паша и Дима возрадовались – главное, что не мятные конфетки и не «Дюшес», которые активно пропагандировал Саша.

Бутылочки с ликером

Туман сгущался. Одинокие деревья выглядели в нем таинственно и угрюмо. 

Вскоре болото ненадолго сменилось лесом. Ноги ощутили непривычную твердь. Снова запахло сырым и прелым. Приходилось продираться сквозь дебри и перелезать через поваленные стволы. Парням удавалось просто перекидывать ноги, я же была вынуждена порой садиться верхом. Изрядно попотели. Ну, такое… На одном стволе обнаружился даже сильно запоздавший сморчок – крепкий и сморщенный, как и положено.  

Непривычно высоким и внушительным показался дуб – без листьев он выглядел мрачным и особенно корявым. 

Где-то в лесу нашли геодезический знак. Стали гадать, что за он, уж не дуга ли Струве. Андрей тут же определил его как нивелир. Будучи ученым агрономом в прошлом, Андрей провел небольшую лекцию по геодезическим приборам, приправив это еще одним заморским словом тенделит. Из его лекции я поняла, что это тоже такой прибор, но теперь, загуглив, вынуждена усомниться. Ничего более похожего, чем тендовагенит (и это совсем не то, что вы подумали!) я не нашла, но с нивелиром, по всей видимости, придется согласиться.

нивелира нет, зато вот вам осенняя листва

 

После очередного привала на озере Денис озвучил, что мы выходим на финишную прямую.

- Еще часа полтора, и мы должны быть в лагере.

- И это все??? А когда же уже станет тяжело? – вопрошала я.

Денис как-то с недоверием посмотрел на меня, мои тщедушные 50 кг и укомплектованный ликерными бутылочками и детским питанием рюкзак и даже как-то с обидой в голосе молвил:  

- Я такое впервые слышу. Обычно люди уже возле первого озера начинают молить о лагере (читай - зае...ваются). А вам еще мало?

А нам что? Идешь себе послушно гуськом. Носок в сапоге сползает и, сцуко, собирается в гармошку. Жарко, потеешь. Рюкзак натирает. В кармане мнешь пакетик с курагой. Впереди скачут словно ужаленные в *опу лоси Саша, Паша и Дима, сзади что-то ворчит Андрей. Иногда у него выходит совсем поэтично и за ним хочется записывать. “Помню,когда я падал в рододендроны…”, - и я уже достаю свой блокнот. Хорошо, в общем, шлось, приятно.

Протискиваемся сквозь ряды все тех же чахлых сосенок. Все соглашаются, что они значительно лучше, чем еб..чий карпатский стланик. “Лес” очень напоминает исландский. В отчете про Ельню не будет моветоном рассказать и заурядный исландский анекдотец в тему: “Если вы заблудились в исландском лесу - не паникуйте. Попробуйте встать с колен и осмотреться”.

Здесь, конечно, нельзя сказать, что мы прямо протискиваемся. В дебрях карликовых сосен было не до фото. Но на исландский лес похоже однозначно

Едко пахнет багульником - в дистиллированном болотном воздухе он особенно щекочет ноздри. Запах совершенно волшебный. Саша, надо сказать, не купил нам чаю в дорогу, а потому совершаем экологическое преступление - немного нарвали багульника в карманы.

Наконец выходим на обещанную финишную прямую. Прямой ее, прямо скажем, не назовешь. Тут вам и канавы с черной водой, и кочки, и бревна, и заросли какие-то, и топи. 

Финишная прямая

И тут - не будь я Белкой - в очередной раз перепрыгивая через какое-то препятствие, правым своим сапогом до бедра погружаюсь в болотное дерьмище. Грязь заливается через широкое голенище, а в штанине лежит телефон. Первым делом спасаю совершенно охуавевший от такого неслыханного обращения Huawei. Потом спасают уже и его хозяйку - вылезти самостоятельно нет, конечно, никакой возможности. Парни ржут, ржу я - телефон цел, только защитное стекло теперь никакое не защитное, а вовсе даже какой-то треснувший и бесполезный кусок пластика. Жижу из сапога вылить уже не удается. Так и продолжаю свой путь, с каждым шагом получая спа-процедуру бальнеолечения правой ноги. Ну, такое, как сказал бы Андрей.

Так дошли мы до лагеря - даже засветло. Были тут стол и скамьи, место под кострище, с берега веяло сыростью - там, в тумане, проступало озеро. Поставили палатки, ребята развели огонь. В меню сегодня гречка с тушенкой. Из закромов появляется мой ром и местный самогон “Архипауна”. “Архипауна” мягко согревает и пользуется особенным успехом среди употребляющих. Вскоре подоспевает и каша. Теперь мы переоделись в привычную обувь и утеплились. От костра разомлели, в желудке приятно сыто, “Архипауна” творит чудеса. В радиусе десятков километров нет ни души, а на этом относительно сухом и твердом пятачке земли семь утомленных туристов чувствовали себя комфортно и сухо, аки младенец в памперсах. Курили кальян (ну да, Паша настолько суров, что носит с собой эту здоровенную дуру во все походы). Саша достал варган. В окружении мрачных деревьев, под искры костра - было в этом что-то шаманское и первобытное.

Конечно, травили и байки. Андрей снова вспомнил свое аграрно-ботаническое прошлое и вещал теперь что-то такое занадто умное, ну пусть будет про инфузории-туфельки и строение клеток. Зал в полудреме погрузился в это давно забытое царство простейших микроорганизмов, послушно кивая в такт - да, мол, да, эукариоты - они такие... И тут наш второй гид Дима, целый день хранивший молчание, вдруг встрепенулся и изрек: “Да, точно, там же вакуоль!” Этот проблеск сознания в сонной компании породил дикий приступ ржача. Мы падали с бревен и надрывались от смеха. Пожалуй, так мы смеялись в седьмом классе на уроках биологии над хламидомонадой. Вакуоль же - считай, первое слово, произнесенное за сегодня Димой, побило все рекорды.  

Суббота, 10 ноября

Утро было ветреным, туман рассеялся. Как водится, вылезать из палатки не хотелось. Вальяжно завтракали рисовой кашей с изюмом и сгущенкой. Заварили по термосу киселя - уж больно хорош он в холодное время года, не хуже “Чародея” в обнимку с “Архипаунай”. Еще накануне Денис предложил пойти на Матрунин остров - там, говорит, самая жесть будет. Все с энтузиазмом поддержали, разве что Андрей слегка поныл в своей манере. 

Сегодня было ощутимо холоднее, снимать утеплительную одежду совершенно не хотелось. Вчерашняя финишная прямая на сегодня стала стартовой. Место, где я провалилась по бедро, нарекли Беличьей ямой. Никогда еще в мою честь ничего не называли, и уж точно я не ожидала, что моим вторым именем увековечат метр болотной жижи. Ну хоть так, пусть. Теперь Денис будет водить другие группы и рассказывать новичкам о том, как одна матерая Белка ушла тут почти по пояс.

Без тумана болотистая местность выглядела теперь не так загадочно, хорошо просматривалась линия горизонта, краски салатовых сосенок стали ярче. 

На какой-то “развилке” (дороги тут определял сам Денис, сверяясь с данными квадрокоптера, которого он периодически отпускал в разведку) наш гид сказал, что есть вариант пойти дорогой попроще, а можно по “тропе спецназа”. Ну разумеется, единодушно и радостно все проголосовали за спецназ, только Андрей как обычно немного поныл - ну, такое…

Тропа спецназа представляла собой более заболоченную дорогу, и с каждым шагом приходилось вытаскивать утопающие сапоги из грязи и мха. Теперь Белка стала смышленее и внимательно смотрела на ступни товарищей - не провалился ли кто по колено (там, где им по колено, мне аккурат по бедро). Паша отметил мой этот новый навык и непременно подтрунивал. Но настоящее чувство триумфа я испытала, когда вся мужская часть нашей компании дружно один за другим поперлись напролом через откровенную жижу, теряя сапоги, но сохраняя мужскую солидарность, а я же, уподобившись легковесной козочке, проскакала по кочкам чуть в стороне, едва запачкав подошвы. Теперь Белка полностью реабилитировалась, но моральный дух у команды был по-прежнему высоким, шуточки отпускались теперь без разбору в адрес каждого.

Привал сделали на озере Медвежье ушкО. Уж не знаю, причем здесь медвежьи органы слуха, но все с наслаждением развалились на рюкзаках - все ж таки мы не спецназ, подустали. Над нами взмыл дрон. Я снова любовалась и завидовала этому чуду техники - ему не приходилось вязнуть в болоте, а увидеть он мог несравнимо больше. 

Он бодро ушуршал куда-то в сторону, пронесся над болотом, а затем поднялся вверх и улетел куда-то за облака. “Возможно, ему повезет и он увидит солнце”, - радовался за него хозяин Денис. Но вот он уже спускается вниз и запечатляет нас, распластавшихся у самого Медвежьего уха.

После отдыха Денис махнул перед нами красной тряпкой: “А теперь начинается самая жесть!” Вызов был принят, и мы пошли. Жесть заключалась в том, что мох теперь был по колено, а мне так и повыше, а под мхом, разумеется, была жижа. Ну и куда же без кочек, конечно же! Шли след в след - так, мол, не надо тропить. Шла я поначалу третьей, и в следы попадать не удавалось, уж больно широк был шаг у впереди идущих Дениса и Саши. Да и 41 размер вместо 39 стал теперь слегка напрягать - каждый раз, переступая, приходилось еще и сапоги придерживать, чтобы из них не выпасть. Потихоньку стала отставать и оказалась вовсе в конце. Зато теперь опций, куда наступить, было много - выбирай любую амплитуду шагов. Идти было и впрямь непросто и невыносимо жарко. Передо мной шел Андрей и как-то вдруг внезапно упал на бок - оступился. Посмеялся, пробурчал что-то про рододендроны и пошел дальше.

Наконец дошли и до Матруниного острова. Ничего особенного в нем не было - так, лес и земная твердь. Путь к нему и был самоцелью, и мы с честью его выдержали. На острове устроили обед. Денис снова выпустил свой квадрокоптер полетать над островом. Я в это время удалилась в кустики, как-то забыв про “всевидящее око”. В общем, теперь, совершая всякие интимные дела, надо было помнить, что к тебе могут подлететь в любой момент или заснять в неловкой позе сверху - потом стыда не оберешься.

После Матруниного острова идти уже было легко, особенно в лесу. К сумеркам мы и вовсе вышли на твердую дорогу вдоль поля - оставалось пройти пару километров до деревни. Саше и Паше было мало, а потому они пошли через поле по стерне, напролом. Особо смысла в этом не было, а потому большинство пошло все же по дороге. 

Деревня приветливо встретила теплым светом в окнах. Первый домик с краю - родителей Дениса. 

Они гостеприимно напоили нас водой и дали яблок.  Еще немного - и мы дошли до финиша. Сегодня у нас по плану баня и ночлег в ней же. Баню уже натопили, в доме было вполне тепло. 

Возле бани озеро метрах в пятидесяти - окунались в него пару раз, вода студеная, озеро мелковато - пока бежишь до глубины, ноги сводит. Но ничего, бодрит по осени. Потом был шашлык, пиво, ром и кальян - но кому это уже интересно. Такое…

Нет, это не фотограф криворукий, это просто кальян такой огромный, что не влезает в кадр

Воскресенье, 11 ноября

Утро было расслабленным. Наконец-то не надо было никуда торопиться. Неспешно разводили мангал и жарили остатки шашлыка. 

Пили и глинтвейн. После воскресной службы была у нас запланирована экскурсия в местный костел - Денис договорился. Пока ожидали экскурсовода, сходили на какую-то реку, полазили под мостом, потом тырили яблоки в чьем-то саду.

Дул промозглый ветер, который бывает обыкновенно в ноябре. Экскурсовод со знанием дела детально рассказала историю костела в деревне Германовичи, а также все, чем живет деревня. Видно было, что женщина очень переживает за судьбу прихода и в целом за свои родные места. 

Поблагодарив экскурсовода, изрядно продрогшие, мы поехали в сторону Минска. Но заканчивать поход как-то не хотелось. А потому у меня родилось предложение заехать куда-нибудь и погреться борщом. Борщ был найден вскоре в Глубоком в самом центре города. Равно как и литр глинтвейна, который пили потом из термоса по дороге домой - уж больно хотелось согреться.

Резюме

Гор в Беларуси нет. Есть леса, реки и озера - это всем известно, и Америку я тут не открою. А вот ежели хочется как следует уе..ться, а заодно и насладиться красотой - вам в болото. Желательно захватить с собой кальянчик для пущего веса, выбрать погоду попрохладнее, “Чародея” на пару с “Архипаунай”, развеселую компанию, которой что в грязь, что в пургу - все нипочем, и Дениса с Димой и их великолепным квадрокоптером, и трешовые выходные вам обеспечены. И, кстати, 30-километровый поход по болоту прекрасно подкачивает ягодичные мышцы, так что, девочки - это прекрасная альтернатива фитнесу. Спасибо участникам похода и YelnyaTrip за прекрасное. И удачи в развитии проекта - Ельня того определенно стоит.

 

Искренне Ваша, 

Белка.

Комментарии ()

  1. Валодзя Хахлун
    Прачытаў. Што і сам схадзіў! Дзякуй, Вам, Белка!
  2. lar4ik
    Дзякую!